О Фридляндере И.Н.

ФРИДЛЯНДЕР ИОСИФ НАУМОВИЧ

(1913 – 2009) 

Академик АН СССР и РАН,

доктор технических наук, профессор,

Почетный авиастроитель 

  

Иосиф Наумович Фридляндер родился 28 сентября 1913 года в городе Андижане (Узбекистан, Ферганская область) в семье служащего.

Отец Фридляндера – Наум Абрамович в течение длительного времени работал литературным сотрудником газеты «Правда Востока». Мать Черна Осиповна была домохозяйкой.

Среднее образование И.Н. Фридляндер получил в г. Андижане, закончив в 1929 г. 9-й класс (средняя школа в то время имела 9 классов). Вот как вспоминает учебу в школе сам Иосиф Наумович.

«О школе остались самые хорошие воспоминания. У нас был прекрасный учитель литературы Евгений Георгиевич Краснодемский. Это был высокий красивый человек, он любил литературу и с увлечением рассказывал нам о жизни и творчестве Пушкина, Гоголя, Шекспира, Гейне. Говорили, что Краснодемский – дворянин, сосланный в связи с этим в Среднюю Азию. Так или иначе, но нам, конечно, очень повезло, что в Андижане оказался такой широко образованный, культурный человек».

Иосиф участвовал в школьной самодеятельности, играл на гитаре. Во время учебы в девятом классе одновременно учился на бухгалтерских курсах. После окончания школы был направлен на работу в колхоз, который находился примерно в 30 км от Андижана.

Во время работы в колхозе он написал статьи о жизни колхозной молодежи в газеты г. Андижана «Комсомолец Востока» и «Комсомольская правда». Статьи понравились, и Иосиф Фридляндер был приглашен в качестве корреспондента сразу в две эти газеты, в которых освещал материалы по Ферганской долине.

После того как семья И.Н. Фридляндера в 1930 г. переехала в
г. Душанбе, он стал корреспондентом газеты «Комсомольская правда» по Таджикистану. В то время па места, в которых приходилось бывать Иосифу Наумовичу в качестве корреспондента, периодически устраивали набеги басмаческие банды. Вот как он вспоминает один из набегов.

«Однажды я был в Регате – районном центре. Был вечер, шло заседание райкома партии. Вдруг раздались крики: «Басмачи!». Моментально потушили свет, всем присутствующим раздали ружья, все легли па пол около подоконников, выставив ружья в окна. Завидев в темноте чьи-то тени, принялись дружно стрелять. Потом был отбой, свет зажгли, заседание продолжилось. Это был один из рядовых эпизодов тех времен».

В 1931 г. по рекомендации ЦК комсомола Таджикистана Иосиф Фридляндер поступил в МВТУ им. Н.Э. Баумана и был зачислен на кафедру металловедения, возглавлял которую Иван Иванович Сидорин (научный руководитель ВИАМ в 1932–1937 гг.).

Он оказал большое влияние на судьбу молодого человека, направив на дипломную практику в ВИАМ и поручив ему тему по алюминиевым сплавам, которые стали делом всей его жизни. Позднее И.И. Сидорин стал научным руководителем его кандидатской диссертации.

Исключительные способности к творческой работе проявил Иосиф Наумович уже во время учебы на четвертом курсе института, во время прохождения практики в термическом отделении Севастопольского судостроительного завода. Вот как он вспоминает эти дни:

«Термическое отделение завода, где мы проходили практику, нас удивило – температуру металла при термической обработке определяли «на глазок», но и остальное в том же стиле. Мы решили помочь заводу перестроить термичку. Составили план мероприятий, пошли к директору завода товарищу Щербине. Он нас очень хорошо принял, согласился с нашим планом, выделил деньги, что тогда было проще, чем теперь, и работа закипела. К концу нашего трехмесячного пребывания директор завода издал приказ о объявлении благодарности нашей бригаде и о награждении денежными премиями. Этот приказ мы показали ректору МВТУ профессору А.А. Цибарту; он нас похвалил, сказал, что это хороший пример для всех старшекурсников училища, и, в свою очередь, издал приказ по МВТУ, – там был важный пункт, что «севастопольцам» предоставляется право свободного выбора места работы после окончания института. Обычно всех иногородних отправляли из Москвы, а мне-то хотелось остаться здесь».

В 1936 г., еще будучи студентом МВТУ им. Н.Э. Баумана, Иосиф Наумович пришел на работу в ВИАМ на должность техника-дипломника. Тема дипломной работы «Плавка и литье алюминиевых сплавов в вакууме» была определена И.И. Сидориным.

Работа выполнялась в лаборатории физики металлов, которую возглавлял известный ученый, член-корреспондент Академии наук СССР Георгий Владимирович Акимов.

При выполнении дипломной работы были установлены важные технологические параметры плавки и литья алюминиевых сплавов и выданы конкретные рекомендации, обеспечивающие получение слитков высокого качества – плотных, без единой поры. Дипломной работе была дана высшая оценка, И.Н. Фридляндер получил диплом с отличием и рекомендацию в аспирантуру МВТУ им. Н.Э. Баумана.

Во время двухмесячного отпуска, полагавшегося после окончания института, он не сидел сложа руки. В Душанбе, куда Иосиф Наумович отправился на отдых к родителям, он был зачислен в штат редакции газеты «Коммунист Таджикистана» и практически ежедневно публиковал большие статьи на основе материалов, собранных в ходе постоянных поездок по всему Таджикистану.

В декабре 1937 г. И.Н. Фридляндер возвращается в Москву, опаздывает с поступлением в аспирантуру и выходит на  работу в  ВИАМ в лабораторию

алюминиевых сплавов. Первая работа, которую ему поручили в ВИАМ, – создание электротигелей вместо графитовых тиглей для модифицирования литейных алюминиевых сплавов типа силумин. Работа была успешно выполнена, что позволило снизить температуру модифицирования с 1000 до 800°С, исключить использование в технологическом процессе токсичных продуктов и обеспечить нормальные условия труда.

Следующая важная работа была посвящена исследованию влияния скорости охлаждения при кристаллизации на структуру и свойства алюминиевых сплавов. Вот как характеризует эту работу сам И.Н. Фридляндер:

«Эта тема приобрела исключительную актуальность. В г. Ступино пустили большой металлургический завод №150 с мощным американским прокатным оборудованием. Для новых прокатных станов требовались большие слитки металла весом не менее одной тонны.

Там начались грандиозные работы по принципиально новому непрерывному методу литья слитков, позволяющему устранить воздушный зазор и резко ускорить охлаждение металла.

Высокая скорость охлаждения преобразовывала и улучшала структуру зерна – дендриты вытягивались, ветви их становились тонкими, примеси в виде мелких включений располагались между ветвями дендритов, границы зерен были чистыми. В результате свойства такого металла – и прочность, и пластичность – были высокими, что и достигалось при непрерывном литье слитков».

В связи с большим объемом работ по деформируемым сплавам, лабораторию алюминиевых сплавов разделили на две лаборатории: деформируемых алюминиевых сплавов и литейных алюминиевых сплавов. В декабре 1941 г. И.Н. Фридляндер был назначен заместителем начальника лаборатории алюминиевых деформируемых сплавов (лаборатория №17).

Благодаря работам по кристаллизации, уже к концу Великой Отечественной войны все металлургические заводы, выпускающие продукцию для авиационной промышленности, полностью перешли на непрерывный метод литья алюминиевых сплавов с непосредственным охлаждением водой. Качество металла резко улучшилось, в области металлургии легких сплавов наша страна намного опередила страны западной Европы.

Эта работа легла в основу кандидатской диссертации на тему: «Непрерывная отливка и бесслитковая прокатка металлов», которую Иосиф Наумович защитил в 1943 г., а в 1946 г. ему было присвоено ученое звание старшего научного сотрудника.

Возможности высокой скорости кристаллизации особенно ярко проявились в отношении заклепочной проволоки для самолетов. В первые дни Великой Отечественной войны с производством заклепочной проволоки сложилась драматическая ситуация. Ее изготавливал Кольчугинский металлургический завод, а при эвакуации одну часть его оборудования отправили в Сибирь, а другую – в Узбекистан. Реализовать технологический процесс не удавалось. На небольшой самолет расходуется 100-200 тыс. заклепок, на более крупный около 1 млн. Без заклепочной проволоки самолетные заводы останавливались. Выход из критического положения нашел инженер В.Г. Головкин, которому помогал И.Н. Фридляндер. В кратчайший срок был освоен промышленный выпуск литой проволоки. Все самолеты времен Великой Отечественной войны построены с использованием этой проволоки.

В 1944 г. вблизи Владивостока совершили вынужденную посадку три американских тяжелых бомбардировщика Б29, так называемые «летающие крепости». Они получили повреждения, нанесенные японской ПВО. Самолеты этого типа сбросили атомные бомбы на Японию. Летчики рассчитывали на хороший прием, ибо СССР и США были союзниками в войне против Японии. Но Сталин решил по-другому, летчиков интернировали, в Америку ничего не сообщили. Один из самолетов Б29 был тщательно изучен в ЦАГИ, ВИАМ, КБ Туполева и Ильюшина. ВИАМ исследовал вес детали, их химический состав, структуру и свойства. Практически весь самолет был сделан из американского сплава 2024 – 4% Cu; l,5% Mg; 0,3% Сг. Отечественные дуралюмины уступали по свойствам сплаву 2024.

Из секретного распоряжения по производству работ над созданием бомбардировщика: «...Не допускается никаких отклонений от американского прототипа, ни в одной детали, ни в одном агрегате...» Подпись – Иосиф Сталин. Для заводов авиационной промышленности, и в том числе для авиационной металлургии, это была настоящая техническая революция. Трудностей в освоении американского сплава 2024 было очень много, особенно сложно было освоить непрерывную отливку крупных плоских и круглых слитков из сплава 2024, который получил марку Д16. Эти слитки предназначались для производства больших плит и лонжеронов для крыльев самолета и центроплана.

3 августа 1947 года три Ту-4 участвовали в параде в честь Дня авиации. Всего было построено 850 Ту-4.

Важнейшим направлением, которое последовательно развивает         И.Н. Фридляндер и его школа, стало создание новых алюминиевых сплавов с заданным комплексом свойств. В 40-е годы в связи с бурным развитием самолетостроения требовались новые конструкционные алюминиевые сплавы, обладающие более высокими механическими свойствами по сравнению с широко использовавшимися сплавами типа дуралюмин системы Al–Cu–Mg (особенно сплав Д16).

В докторской диссертации И.Н. Фридляндера «Изыскание высокопрочных алюминиевых сплавов системы Al–Zn–Mg–Cu» (1958 г.) были подробно изучены закономерности изменения структуры, механических, физических и коррозионных свойств, эффекты закалки и старения в четвертной системе    Al–Zn–Mg–Cu и прилегающих к ней тройных системах. Была установлена фундаментальная закономерность при определенных соотношениях Zn, Сu и Mg медь целиком входит в пересыщенный твердый раствор и не участвует в образовании фаз, интегральная прочность сплава увеличивается не только за счет образования метастабильных частиц упрочняющих фаз, но и благодаря повышению прочности пластичного пересыщенного твердого раствора. В определенной концентрационной области четвертной системы Al–Zn–Mg–Cu при увеличении содержания Сu одновременно возрастают прочность, пластичность, вязкость сплавов и их коррозионная стойкость.

Используя эти соотношения, удалось создать серию высокопрочных алюминиевых сплавов В95 и др., которые превосходят по прочностным характеристикам на 20–40% сплавы типа дуралюмин. Они нашли самое широкое применение в авиаракетной и атомной технике.

Несколько лет спустя сплав В95 был использован очень широко в новом истребителе МиГ-23. Из этого сплава изготавливали верх и низ крыла. Нижняя панель крыла из столь высокопрочного сплава была выполнена впервые в мировой практике; обычно для этого использовались менее прочные, но более вязкие сплавы. В процессе освоения сплава В95 при экспериментах с натурными крыльями было установлено, что конструктивная прочность серийного крыла из сплава В95 в полтора раза ниже, чем прочность лабораторных образцов. Восстановить конструктивную прочность удалось в результате очень резкого ограничения содержания примесей железа и кремния в сплаве. Так появились сплавы марок В95п.ч. и В95о.ч. (повышенной чистоты и особой чистоты). Из этих сплавов были выпущены тысячи самолетов МиГ-23, и неприятностей по вине сплава В95 с ними не было.

За разработку сплава В95 и его промышленное внедрение И.Н. Фридляндеру вместе с группой ученых (в т. ч. Е.И. Кутайцевой – от ВИАМ) присуждена Сталинская премия (1949 г.). Вскоре после войны И.Н. Фридляндер развернул масштабные работы по сплавам системы Al–Be–Mg. Они были выбраны в связи с необычайно высоким модулем упругости бериллия: магний способствовал одновременному повышению прочности, жесткости и пластичности сплавов.

В результате были разработаны сплавы АБМ-1, АБМ-2, АБМ-3, АБМ-4. Аналогов этим трехкомпонентным сплавам за границей не было. В 1989 г. Государственный комитет по изобретениям зарегистрировал открытие группой ученых под руководством И.Н. Фридляндера уникального явления одновременного роста жесткости, прочности и пластичности сплавов при введении элементов, отличающихся пониженной плотностью по сравнению с другими компонентами этих сплавов (Диплом на открытие №346 от 22.12.1989 г. «Закономерность увеличения жесткости двухфазных систем»).

В 1957 г. для изготовления крупногабаритных поковок и штамповок под руководством И.Н. Фридляндера создан оригинальный отечественный сплав В93 системы Al–Zn–Mg–Cu, легированный небольшим количеством железа, вместо элементов–антирекристаллизаторов Mn, Cr, Zr. Такая композиция предложена впервые в мировой практике. Это обеспечило повышенную прокаливаемость, однородность и изотропность механических свойств массивных штамповок из сплава В93. Он широко применяется в силовом каркасе больших транспортных самолетов, в том числе «Антей». Из него изготовлены шпангоуты фюзеляжей большинства российских пассажирских (Ил-86, Ил-96) самолетов, в том числе самых крупных в мире транспортных «Руслан» и «Мрия».

Еще одним важным этапом в этой области явились работы, проводившиеся под руководством И.Н. Фридляндера, по созданию нового высокопрочного ковочного сплава 1933, отличающегося высоким уровнем вязкости разрушения и трещиностойкости. Сплав 1933 широко применен для силовых деталей в новых отечественных самолетах Як-130, SSJ-100, МС-21, Ан-148. Изготовленные из него на Самарском металлургическом заводе крупногабаритные и сложные по форме фитинги для европейских самолетов Аэрбас успешно прошли испытания во Франции и России.

Под руководством И.Н. Фридляндера разработан самый прочный в мире алюминиевый сплав В96Ц, из которого строятся созданные И.Н. Фридляндером сотни тысяч сверхскоростных (1500 оборотов в секунду) ядерных центрифуг для получения обогащенного урана 235 центрифужным методом, в отличие от малоэкономичного термодиффузионного способа, используемого в США.

Обогащенный уран 235 определяет военную мощь владеющего им государства. Еще И.В. Курчатов настойчиво обращал внимание заместителя председателя Совмина СССР Л.П. Берия на исключительную важность получения обогащенного урана 235. «Тот, кто имеет обогащенный уран 235, тот может сделать атомную бомбу...» (из письма Курчатова).

И.В. Курчатов, руководитель советского атомного проекта, а впоследствии и ядерного, предложил новые технологии обогащения урана 235. Но реализовать их без авиационных сверхлегких сверхпрочных материалов было невозможно, и такой сплав был разработан под руководством И.Н. Фридляндера – В96Ц.

Как считают военные аналитики, быстрая наработка оружейного урана, из которого создавались первые советские атомные бомбы, и быстрая постановка на вооружение первых советских дальних бомбардировщиков позволили, по крайней мере, на десять лет отодвинуть возможность третьей мировой войны, о которой всерьез думали и в СССР, и в США.

Разработанная И.Н. Фридляндером центрифужная технология получения урана 235 – настоящий прорыв российской науки - позволяет России с достоинством выступать на международном рынке в рамках свободной конкуренции, обеспечивая получение обогащенного урана по цене в пять раз дешевле американского. Эта технология используется и в настоящее время. В г. Ангарске 20.03.2007 г. открыт первый в мире Международный центр по продаже урана 235, необходимого для использования в качестве топлива для АЭС.

По соглашению РФ–США «ВОУ-НОУ» Россия перерабатывает высокообогащенный оружейный уран (ВОУ: 92%) в низкообогащенный (НОУ: 3–5%) для американских атомных электростанций.

За создание сплава и освоение для газовых центрифуг И.Н. Фридляндеру и его коллегам была присуждена Ленинская премия (1963 г.).

Несколько позднее был разработан сплав В96ЦЗ, из которого в годы холодной войны серийно изготавливались твердотопливные ракеты среднего радиуса действия. А затем на базе этого сплава был создан сверхпрочный сплав В96ЦЗп.ч. авиационного назначения.

В 1965 году под руководством И.Н. Фридляндера был открыт эффект упрочнения при термической обработке обширной группы сплавов в тройной системе алюминий–литий–магний (Диплом на открытие №390 от 18.10.1990 г. «Явление повышения прочности и жесткости сплавов системы алюминий–магний–литий с одновременным понижением плотности («эффект Фридляндера»)). На этой основе был создан самый легкий, высокомодульный, свариваемый сплав 1420, с которым мы действительно оказались впереди планеты всей (российский приоритет от 1964 г.).

В 1970–1971 годах началось серийное производство самолетов вертикального взлета Як-36 и Як-38 с клепаными фюзеляжами из сплава 1420. Они базируются на палубе и в трюме морских крейсеров, которые передвигаются с ними по всему земному шару, в том числе недалеко от берегов США. Несмотря на жесткие условия эксплуатации за все годы не было зарегистрировано коррозионных повреждений.

Совместно с ОКБ им. Микояна проведены работы по созданию первого в мире сварного самолета из сплава 1420 – вариант самолета МиГ-29 со сварными кабиной и фюзеляжем. Получен огромный эффект – реальное снижение массы на 24%. Этот вариант самолета МиГ-29 успешно прошел все испытания и был передан в серийное производство.

В 1999 г. И.Н. Фридляндеру и группе специалистов присвоено звание лауреатов Государственной премии РФ за разработку сверхлегких алюминийлитиевых сплавов и за участие в создании первого в мире сварного самолета МиГ-29 из этих сплавов.

Под руководством И.Н. Фридляндера разработаны новые конструкционные алюминиевые сплавы с литием системы Al–Cu–Mg–Li (1441) и системы Al–Cu–Li (1460, 1461, 1469), сочетающие высокую прочность с пониженной плотностью.

Большие работы коллективом специалистов под руководством И.Н. Фридляндера выполнены по свариваемым, криогенным и жаропрочным сплавам (1201 и 1460) для баков жидкого кислорода и водорода. Сплав 1201 широко применен и показал высокие эксплуатационные характеристики в ракете «Энергия» и в конструкции космического самолета «Буран». Отличительная особенность сплава – рост прочностных характеристик и пластичности при снижении температуры вплоть до температуры кипения гелия -268°С.

Весомый вклад в развитие теории старения внесли фундаментальные работы И.Н. Фридляндера, посвященные изучению закономерностей изменения свойств при старении – главном процессе упрочнения алюминиевых сплавов. И.Н. Фридляндер установил основные закономерности изменения свойств алюминиевых сплавов для трех стадий старения. Широкое применение в промышленности получили смягчающие режимы искусственного старения Т2 и ТЗ сплавов системы Al–Zn–Cu–Mg, соответствующие коагуляционной стадии старения, для обеспечения повышенной коррозионной стойкости.

В 1991–2001 гг. разработаны и освоены высокопрочные и среднепрочные сплавы с высокими ресурсными характеристиками, которые являются основой конструкций нового поколения самолетов – Ту-204, Ил-96 и др.

В1995–2002 гг. создан и широко применен в морских машинах Бе-200 и Бе-103 высокотехнологичный алюминийлитиевый сплав 1441, обеспечивший снижение массы конструкции до 12%. Нельзя не отметить слоистые композиционные материалы СИАЛ (стеклопластик и тонкие листы из алюминиевых сплавов) и КАС-1А (высокопрочная стальная проволока и тонкие листы из алюминиевых сплавов). Основная особенность и привлекательность этих материалов – трещины усталости практически не растут. Кроме того, СИАЛ задерживает распространение огня в случае пожара на самолете. Материал КАС-1А по удельной прочности превосходит лучшие алюминиевые и титановые сплавы. СИАЛ и КАС-1А являются перспективными материалами для фюзеляжей самолетов.

Производство разработанных алюминиевых сплавов освоено на Каменск-Уральском (КУМЗ), Верхне-Салдинском (ВСМПО), Ступинском (СМК), Самарском (СМЗ) и Белокалитвинском металлургических заводах (БКМПО).

И.Н. Фридляндер является автором более 700 научных трудов, в том числе 2 открытий, более 200 авторских свидетельств и патентов. Его материалы запатентованы за рубежом. Он научный редактор многотомных капитальных изданий «Металловедение алюминия и его сплавов», «Промышленные алюминиевые сплавы», «Применение алюминиевых сплавов», «Композиционные металлические материалы» (на английском языке), «Цветные металлы. Композиционные материалы» и других трудов, которые способствуют развитию легких сплавов и воспитанию молодых специалистов.

Он занимался преподавательской деятельностью. С 1945 г. вел в МАТИ им. К.Э. Циолковского для студентов 4-го и 5-го курсов специальный курс «Термическая обработка цветных металлов». Выступал перед студентами с проблемными лекциями. При его участии и с его помощью был снят фильм «Исследование процессов кристаллизации под микроскопом», который рекомендован Министерством высшего и среднего специального образования в качестве учебного пособия для машиностроительных и металлургических вузов. Он – почетный доктор МАТИ–РГТУ им. К.Э. Циолковского.

В 80–90-ых годах прошлого века И.Н. Фридляндер, председатель секции Государственного комитета СССР по присуждению Ленинских и Государственных премий, заместитель Президента Международной ассоциации академий наук России, Украины, Белоруссии, Казахстана (МААН), заместитель председателя Научного совета АН СССР по конструкционным материалам для новой техники.

С 1994 до 2008 г. И.Н. Фридляндер от Российской академии наук входил в Международный комитет по алюминиевым сплавам, который проводит в различных странах каждые два года систематические научные конференции, охватывающие все проблемы – от фундаментальных основ металловедения, производства (от литья и шихты) до применения в различных отраслях (авиации, автомобилестроении и др.).

Участниками конференций и членами Комитета были самые известные ученые и специалисты, среди которых трое американцев – три «S» (Starke Е.А. – председатель, профессор Виргинского университета, Staley J.T. – главный металловед крупнейшей алюминиевой компании «Alcoa», Sanders Т.Н. – профессор университета штата Джорджия), французы – крупнейший теоретик Guinier А. (открывший механизм упрочнения алюминиевых сплавов – зоны Гинье-Престона) и Dubost В. (от известной компании «Pechiney»), англичанин – профессор Harris S. (Ноттингемский университет), японские специалисты, возглавлявшие структурные исследования, – Murakami Y., Kabayashi Т., Sato T.

Благодаря умелым контактам и деятельности И.Н. Фридляндера в Международном комитете, признанию его заслуг, специалисты ВИАМ и других организаций России полноправно общаются и участвуют с докладами на конференциях по алюминиевым сплавам (в США, Франции, Японии, Германии, Великобритании, Канаде, Австралии).

В 2008 г. научная общественность отметила 95-летие со дня рождения выдающегося ученого. В ВИАМ прошли торжественные совместные заседания отделения Химии и наук о материалах РАН и Научно-технического совета ВИАМ, на котором юбиляра тепло поздравили.

Исключительно большой вклад в выполнение основополагающих исследований и разработок, проводившихся под руководством И.Н. Фридляндера, внесли:

Кутайцева Е.И., Шилова Е.И., Засыпкин В.А., Яценко К.П., Хольнова В.И., Романова О.А., Захаров Е.Д., Исаев В.И., Семенов А.Е., Филиппова З.Г., Бутусова И.В., Никитаева О.Г., Локтионова Н.А., Ширяева Н.В., Матвеев Б.И., Носкова О. А., Мкртчян А.А., Громов Б.А., Клягина Н.С., Кривенко Р.А., Зайцева Н.И, Юдина С.А., Степанова М.Г., Кондратьева Н.Б., Артемова М.С., Корзина Н.С., Арчакова З.Н., Шамрай В.Ф., Гулин А.Н., Коновалова Н.А., Бобовников В.Н., Сандлер B.C., Лещинер Л.Н., Грушко О.Е., Лимарь В.А., Молостова И.И., Бубенщиков А.С., Боровских С.Н., Ручьева Н.В., Шевелева Л.М., Иванова Л.А., Корнышева И.С., Югова В.В., Цуканова Н.В., Постнова А.А., Анопова В.Д., Легошина С.Ф., Кузьмина С. П., Чирков Е.Ф., Базурина Е.Я., Ланцова Л.П., Извеков Ю.М., Юдин А.Ф., Федоренко Т.П., Якимова Е.Г.

В настоящее время многочисленные ученики и соратники И.Н. Фридляндера ведут перспективные и уникальные исследования, сохраняя более чем полувековые традиции, способствуют развитию мировой и российской науки и техники:

Антипов В.В., Сенаторова О.Г., Колобнев Н.И., Ткаченко Е.А., Сетюков О.А., Хохлатова Л.Б., Сидельников В.В., Блинова Н.Е., Самохвалов С.В., Вахромов Р.О., Рябов Д.К., Колесенкова O.K., Клочков Г.Г., Клочкова Ю.Ю., Оглодков М.С., Иванов А.Л., Волкова Е.Ф., Мухина И.Ю., Гончаренко Е.С., Зеленюк Н.Ю., Белова Т.В., Попова О.И., Иванова А.О., Григорьев М.В., Оглодкова Ю.С., Шестов В.В., Сомов А.В., Антипов К.В., Милевская Т.В., Бабанов В.В. и др.

За высокие достижения в освоении новых видов изделий и материалов и многолетнюю творческую работу при проведении исследований в области авиации Фридляндер Иосиф Наумович награжден орденами Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени (два ордена), «Знак Почета» (два ордена), «За заслуги перед Отечеством» III степени. Он является лауреатом Ленинской премии, Государственных премий СССР и Российской Федерации, премии Совета Министров СССР, награжден Почетной грамотой правительства РФ. В 2005, 2006, 2007 гг. фондом содействия отечественной науке И.Н. Фридляндеру присвоены Гранты по номинации «Выдающиеся ученые Российской академии наук».

И.Н. Фридляндер в жизни был очень интересный, незаурядный человек. Он любил юмор, не чурался острых выражений. Любил спорт. Во время учебы в МВТУ им. Н.Э. Баумана он входил в состав сборной команды института по волейболу и выступал на первенстве Москвы. Он был очень общительный, веселый человек, заражающий своим энтузиазмом всех окружающих.

В годы, когда элементарная порядочность была подвигом, Иосифу Наумовичу удавалось естественным образом сохранять чувство собственного достоинства и нравственное благородство.

В 2005 г. в издательстве «Наука» вышла книга И.Н. Фридляндера «Воспоминания о создании авиакосмической и атомной техники из алюминиевых сплавов». Книга написана легким, свободным языком, включает драматические события, веселые истории, сложные взаимоотношения при создании и эксплуатации авиаракетной техники и пользуется успехом у технических специалистов, историков, литераторов.

Лауреат :  Сталинской премии (1949 г.)

Ленинской премии (1963 г.)

Премии Совета Министров СССР (1982 г.)

Государственной премии РФ (1999 г.)

 

Награжден:

Орденами «Знак Почета» (1945, 1957 гг.)

Орденами Трудового Красного Знамени (1949. 1971 гг.)

Орденом Октябрьской Революции (1981 г.)

Орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени (2002 г.)

Медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне»

(1946, 1970, 1976 гг.)